история россии
спасибо bagira.guru за рефераты на тему.
На главню страницу официального сайта Валерия Ярушина и его группы Новый Ариэль
Валерий Ярушин и его группа Новый Ариэль

Мы не гонимся за гонорарами, а пытаемся донести до своего слушателя частичку того, что близко нам. Мы стараемся записывать хорошую музыку для хороших людей.

С уважением,
Валерий Ярушин
и его Группа.


Книга Валерия Ярушина
«Судьба по имени Ариэль»

События

Валерий Ярушин: Ариэль вырос из мелодий Битлз, а спасла нас русская народная песня

24.09.1998

Интервьюировал Михаил Араловец

Мой уход из «Ариэля» произошёл на грани исчезновения одного мира и возникновения совершенно другого. Во всех сферах жизни, в том числе эстраде, музыке, всё начали решать деньги. Кто сегодня из певцов и певиц мелькает на экране телевизора? Тот, у кого есть деньги. Если раньше в Москве на ЦТ меня не только снимали бесплатно, да ещё и платили гонорар, то сегодня мне позвонили и сказали: «Хочешь выступить в программе «Песня-98» — плати, как минимум, две тысячи долларов». Вообще же «расценки» на выступление в этой передаче доходят до десяти тысяч «зелёных» в зависимости от последовательности выхода артиста на сцену. Наиболее престижно выйти в конце концерта. Но за это и платить надо гораздо больше. Я не ввязываюсь в эти игры, душа не лежит к подобным делам. Были предложения выступать в Москве в ночных клубах. Но тогда надо все бросить — семью, музыку — и включиться в гонку по зарабатыванию денег. А я уже далеко не мальчик. Музыку я продолжаю писать — в этом вся моя жизнь. Создал пять лет назад фестиваль «Арт-старт» и занимаюсь поиском молодых талантов. Есть очень талантливые мальчики и девочки. Особенно горжусь тем, что наша «звезда» Ольга Сергеева получила путёвку на большую эстраду именно на фестивале. Но с каждым годом проводить «Арт-старт» становится всё труднее, нынешний — вообще под вопросом. Кризис, нет денег. Очень и очень жаль.

— А созданная вами после ухода из «Ариэля» группа «Иваныч» — её тоже что-то давно не слышно.
— К сожалению, вынужден констатировать, что сегодня «Иваныч» ведёт жизнь любительского ансамбля. Его участники днём зарабатывают себе на жизнь, а репетировать мы имеем возможность лишь вечером, да и то нечасто. Если честно, то «Иваныч» в коме. Хотя мы поём «вживую», без «фанеры», что очень ценится на Западе. Но сегодняшние реалии таковы, что как профессиональный коллектив мы не можем функционировать. Налоги, аренда помещения — всё это делает выступление невыгодным. Весной у «Иваныча», наконец-то, состоялся концерт, так после этого мы ещё остались должны. Пришлось занимать. Как вы думаете, у кого? У инвалидов! Любопытная, кстати, деталь: «Иваныч» собирается во Дворце культуры железнодорожников, в комнате №25. Это именно та комната, где начинался «Ариэль»! Что это — знак судьбы?!

— А спонсоры?
— Со спонсорами тоже не просто. Все, с кем договариваешься, поначалу идут навстречу, а как доходит до конкретного дела, из их числа остаются немногие. Причём называются одни суммы, потом другие, меньшие, естественно, а в результате — «слёзы». Я никого не обвиняю, просто мы все находимся в такой ситуации, когда каждый думает о собственном выживании.

— Но, как вы уже говорили, музыка пишется. Я совершенно случайно услышал вашу новую песню «Простоквашино». На мой взгляд, неискушённого слушателя, это хит. Пробовали вы её «раскрутить»? И что для этого надо?
— Безусловно, новые песни появляются. Хочу отметить, что «Простоквашино» — из их числа. Что надо для её «раскрутки»? То же, что и везде сейчас, — деньги, деньги и ещё раз деньги. Я сегодня работаю, на мой взгляд, с замечательными поэтами: Асей Горской, Олегом Смирновым, Сергеем Смирновым. Ася сочиняет детские песни, это совершенно особый мир, причем очень искренний, чего не хватает взрослым. Ведь детской песни, как таковой, в стране нет. Согласитесь, когда в «Утренней звезде» дети поют о любви, — это нонсенс. С Асей Горской, благодаря Петру Ивановичу Сумину и Андрею Николаевичу Косилову, мы выпустили детскую книжку, называется она «Аквариум детства». Ещё я благодарен судьбе за то, что встретил на своем пути Олега Смирнова. Это совершенно уникальный человек, ему уже за пятьдесят, а он начал сочинять стихи. По-моему, это достойно занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Мне его стихи очень понравились, это как наркотик — настолько они захватывают. Он даёт мне темы, некоторые очень личные. И из них получаются вещи, в некотором смысле, неожиданные для меня как рок-музыканта, но тем и интересные. Я окунулся в атмосферу вальса, танго — атмосферу полузабытых мелодий. И это хорошо, это даёт новый импульс, появляются неожиданные решения, находки. И, что для меня было неожиданностью, к ним проявляют интерес. В том числе из Москвы. Кстати, там фамилия Ярушин по-прежнему ассоциируется с «Ариэлем».

— В общем-то и в глазах наших читателей вы по-прежнему олицетворяете этот ансамбль. Поэтому всем интересно, что послужило причиной вашего ухода и какие у вас отношения с нынешним составом «Ариэля»? Хотелось бы услышать это лично от вас.
— Вы знаете, за те девятнадцать лет, что мы были вместе, у меня скопился огромный фактический материал: фото, статьи, плакаты, буклеты об «Ариэле», городах, где мы бывали, концертах, на которых выступали. У меня есть мечта обработать всё это и издать отдельной книжкой. Но опять проблема — кто деньги даст? А книга может получиться очень интересной — становление, развитие, восхождение «Ариэля» на Олимп, распад: Будущей книге я даже придумал название — «Судьба по имени Ариэль». Самые лучшие годы были отданы этой группе. Как мы расставались?… Вспоминать, конечно, об этом тяжело до сих пор. Но что было, то было. Началось это в конце восьмидесятых, в эпоху перестройки, когда в моде были так называемые советы трудовых коллективов. Вот и в «Ариэле» возникло нечто подобное, когда всем захотелось встать у руля. Начали обвинять меня в авторитарном стиле руководства, в том, что я «тяну одеяло на себя». Я почувствовал: что-то происходит с того момента, когда в 1988 году мне присвоили звание заслуженного артиста России. Я не придавал этому значения, поскольку думал: ну, переболеют люди, успокоятся. И потом я знал, что всегда смогу положиться на Бориса Каплуна. Как-то так получилось с момента рождения «Ариэля», что мы были с ним наиболее близки и дружны. Но, как оказалось, я ошибался: трудовой совет (в рок-группе! — нонсенс!) был создан, все бросились рулить, интриги продолжались, причём настолько мелкие, что даже не хочу об этом говорить. А Каплун: Когда я объявил о своем уходе и думал, что он уйдёт со мной, Боря в самый критический момент отвёл глаза в сторону. Никому такого не пожелаю. Я остался один. Точно в таком же положении был в своё время и Маликов, но он сам разогнал свою команду, сделал новую, а название — «Самоцветы» — оставил. А те организовали «Пламя». Я так не смог, был выбит из колеи, у меня через день «гостила» скорая помощь — повышенное давление. Врач сказал, что у меня нервы на пределе, надо срочно что-то менять: город, ансамбль, ритм жизни. Так родился «Иваныч». После меня из «Ариэля» ушли Шариков и Антонов. У Шарикова жизнь сложилась вполне достойно — он сейчас директор радиостанции «Интерволна», а у Антонова пошла наперекосяк. Он с женой уехал в Израиль, она его там бросила, живёт он в общежитии, по слухам, работает то ли разнорабочим, то ли грузчиком. Когда отмечали 25-летие «Ариэля», его звали, но он наотрез отказался. Даже слышать не хотел об этом. Музыкой, естественно, он не занимается. В составе ансамбля сегодня два новых музыканта. Творчество «послеярушинского» «Ариэля» — «Шумел камыш». Это всё, что ему удалось создать за последние девять лет. А в основном, эксплуатируется старый репертуар. Что касается наших взаимоотношений на сегодня, то их просто не существует. Раскланиваемся при встречах, и всё.

— Вам предлагали вновь объединиться?
— Да, было такое предложение от двух богатых предпринимателей из Санкт-Петербурга и Магнитогорска, давних поклонников «Ариэля». Предлагали хорошие деньги. Но из этого ничего не вышло, хотя я идею поддержал. И в праздновании 25-летия «Ариэля» я тоже принял участие. Но все подарки, поздравления получал Гепп. Честно говоря, было грустно. Алла Пугачёва, которая в это же время находилась в Челябинске, у трапа самолёта, когда её провожали, сказала: «Может, и мне назвать свой ансамбль «Борисовна»?

— Ваши дети продолжают традицию отца?
— Продолжают. Я иногда в шутку говорю: «Ну, хоть бы один торговец в семье был, а то все музыканты». Жена — музыкальный педагог по классу фортепиано, сын — прекрасный пианист, но музучилище так и не закончил, увлёкся КВН, ездит по городам и весям с командой «Земляки». Может, это и хорошо для начала, но вечно так продолжаться не может. Дочке 14 лет, она заканчивает музыкальную школу, сочиняет музыку, поёт. У неё кумир Мерилин Монро — она знает все её песни, поёт их в аранжировке. Словом, можно без проблем создать семейный ансамбль.

— У вас есть хобби?
— Только музыка. Ну, может быть, спорт. Я страстный болельщик, люблю футбол, коньки, сам иногда играю в хоккей. Для поддержания физической формы занимаюсь бегом. Поддерживаю связь с челябинскими спортсменами, написал, например, гимны для команд «Полёт» и «Олд мэн» В.Тарасова.

— В свое время вам большую поддержку оказала Челябинская филармония, в частности М. Каминский. Как сейчас у вас складываются с ними отношения?
— Действительно, в своё время, когда «Ариэль» только завоевывал место под Солнцем, М. Каминский оказал нам серьёзную поддержку. И я ему за это благодарен. Долгие годы мы выступали под эгидой филармонии. Хотя всё почему-то считали нас москвичами или ленинградцами, а Челябинскую филармонию — своеобразной «крышей». Сегодня, когда на первом плане деньги, лучшие талантливые артисты ушли из филармонии, и каждый сам по себе зарабатывает. «Ариэль» не исключение. Я тоже. Филармония не в состоянии предложить артисту маломальские приличные условия.

— Вы богатый человек?
— Вопрос, как говорится, интересный. Все почему-то считают, что денег у меня куры не клюют. Бизнесмены, предприниматели говорят: мы понимаем, что на «девятке» ты в сад ездишь, а на самом деле какая у тебя машина? «Мерседес»? Да нет у меня никакого «Мерседеса»! И денег нет! Я считаю каждую копейку. Когда я так говорю, мне не верят. Категорически. Приходится, как говорят, крутиться-вертеться, да друзья иногда выручают. Вот вы улыбаетесь. А мне не до смеха. Потому что и налоговая инспекция считает меня человеком не бедным и подозревает в сокрытии налогов. Вот и за комнату, где мы репетируем, счёт предъявили. А я же там занимаюсь с молодёжью. Ну кому это докажешь! Мы же не торгуем, откуда деньги. Если бы мне десять лет назад сказали, что я дойду до такой жизни, ей-Богу не поверил бы.

— У вас есть своя студия?
— Она как бы есть, и в то же время сделать качественную запись там невозможно — оборудование допотопное.

— Валерий Иванович, среднее поколение вас знает прекрасно. А молодёжь вас узнает?
— Слава Богу, пока ещё узнает. Но сколько с этим связано смешных случаев! Приведу два. Однажды останавливаюсь на светофоре на красный свет. Со мной поравнялся джип, сидят в нем двое братков бритых, с цепями. Один повернулся в мою сторону, несколько секунд разглядывал. Потом спрашивает: «Ты чо, Ярушин что ли?». Я в шутку отвечаю: «Да нет, похож». Он не поверил, подозрительно — не обманывают ли — хмурился, но не успел высказать свои подозрения. Дали «зелёный», и они умчались. А второй случай просто анекдотичный. На пляже подходит к нам молодой человек. Очень стеснительный, мялся-мялся, не зная, с чего начать разговор. Потом, наконец, решился, собрался с духом и робко спросил: «Простите, вы не знаете, как ваша фамилия?». Мы чуть со смеху не умерли.

— «Ариэль» приглашали переехать в другой город?
— Приглашали. Самое серьёзное приглашение было от Раймонда Паулса. Тогда, в 1972 году, нам не смогли простить, что мы самовольно уехали на фестиваль «Лиепая-72», заняли там первое место. Вернулись домой, а здесь нам вообще запретили выступать. Приютил нас, и то полуподпольно, ДК ЗСО. Гонения были страшные. Поэтому, когда Паулс позвонил и предложил переехать в Прибалтику, то мы начали собирать чемоданы. И тут Никита Богословский выступил со статьёй, где очень хорошо о нас отозвался, и отношение со стороны властей мгновенно переменилось. Мы сразу стали героями, желанными гостями везде. Так начался наш путь наверх.
— А как происходила эволюция «Ариэля» в творческом отношении?
— «Ариэль» был создан путём слияния двух ансамблей: «Аллегро» и коллектива, который играл в политехническом институте. Официальная дата рождения — 7 ноября 1970 года. Тогда мы думали, что будем праздновать её вечно. Но: Творческая эволюция? Мы начинали с битловских песен. Фактически «Ариэль» вырос из мелодий «Битлз», а спасла нас русская народная песня. Потому что года два мы эксплуатировали «Битлз», а потом я почувствовал, что если так будет продолжаться дальше, то нас ждёт тупик. Долго ломал голову, как выйти из этого положения, пока не понял — наше спасение в русской песне. Так родилась «Отдавали молоду» и другие. Как показали дальнейшие события, путь был выбран правильный.

Ариэль в VKontakte
Ариэль на Facebook
Ариэль в Twitter
Разработка, создание сайта —
RozArt
Rambler's Top100