история россии
спасибо bagira.guru за рефераты на тему.
На главню страницу официального сайта Валерия Ярушина и его группы Новый Ариэль
Валерий Ярушин и его группа Новый Ариэль

Мы не гонимся за гонорарами, а пытаемся донести до своего слушателя частичку того, что близко нам. Мы стараемся записывать хорошую музыку для хороших людей.

С уважением,
Валерий Ярушин
и его Группа.


Книга Валерия Ярушина
«Судьба по имени Ариэль»

События

Судьба с фамилией… Ярушин

04.11.2006

Известный композитор, бас-гитарист и аранжировщик Валерий Ярушин представил на суд меломанов книгу мемуаров «Судьба по имени Ариэль», где подробно останавливается на истории создания популярной группы. Право же, читатели найдут в ней немало интересного…

Опубликовано в информационно-аналитическом журнале Созвездие,
№5, 2006 год
Беседовал: Сергей Соседов
Рубрика: Тет-а-тет со звездой
Фото из архива композитора

Судьба с фамилией… Ярушин

Арлиль — 1985 годВы не задумывались, как стремительно и порой непредсказуемо несутся потоки воздуха? Казалось бы, ещё минуту назад было чистое лазурное небо и вдруг — тучи! Вот и пойми замысловатую логику небесной канцелярии. Где ты, Ариэль, этот вечный христианский символ мечты, полета, гармонии? Ха! Нынче он материализовался в… стиральный порошок.
Между тем ещё каких-то 20-30 лет назад «Ариэль» был живым воплощением мелодической свежести и звонкой славы крепких голосистых молодцов из одноимённого коллектива. Тогда это модно было называть ВИА. Многие из нас ещё не забыли такие его шлягеры, как «Зимы и весны», «Старая пластинка», «Баба-Яга», «Уходишь ты», «Порушка-Параня», «Комната смеха», «Уж вы, стары-старики», и другие. А ещё были рок-опера на стихи С. Есенина «Емельян Пугачев» и рок-оратория Мастера на стихи А. Вознесенского. Сегодня, в пору тотальной «ностальгии по настоящему», их хочется вспомнить снова.
К счастью, повод для этого есть. Недавно лидер ансамбля, бас-гитарист, композитор и аранжировщик Валерий Ярушин представил на суд меломанов книгу мемуаров Судьба по имени Ариэль, где подробно останавливается на истории создания популярной группы, непростых отношениях внутри неё, периодах успеха и неудач, гонениях со стороны партчиновников и цензуры, судьбоносных встречах и событиях.
Напомним, что «Ариэль» — челябинский музыкальный феномен. Выкристаллизовавшись в самом начале 70-х из местной группы «Аллегро» и пройдя недолгую пору становления, коллектив просуществовал 19 лет практически в неизменном составе и распался в конце 80-х по причине кризиса творческих идеи и разлада в стане коллег. Дело едва не дошло до суда.

— Валерий, неужели противостояние между вами и прежними коллегами было столь серьёзно?
— Не то слово. Мои «бывшие» объявили настоящую холодную войну. Сначала они пытались зарегистрировать имя «Ариэль» через «Уралпатентбюро», аннулировав аналогичную мою заявку. Наняли умного адвоката, грозили судами всем концертным организаторам, смеющим выпускать на сцену новый состав Ярушина под старой маркой. Даже название «Новый Ариэль» запрещали мне использовать. Дошло до того, что в январе этого года накануне концерта в ЦДХ Борис Каплун — когда-то самый преданный мой друг и коллега — позвонил мне и «ласково» предупредил, что если выступление состоится, то он пришлёт в зал РУБОП с видеокамерами, всё отснимет и будет оперировать этими вескими «доказательствами» в суде. Концерт мне, естественно, пришлось отменить.

— И этому человеку, судя по книге, вы когда-то доверяли, как самому себе?
— Да. Поэтому его циничное двуличие стало для меня колоссальным разочарованием. Я до сих пор не могу понять, что произошло с Борисом. Кстати, недавно мне позвонил из Челябинска сын и сказал, что… Каплун передаёт мне горячий привет. Как будто не было прежде никаких проклятий и угроз.

— Да, оборотни опасны. И все же что стало поводом для распада легендарного «Ариэля»?
— Ребята возомнили себя «гениями» в коллективе и не могли простить, что звание заслуженного артиста России в 1988 году было присвоено только мне. Хотя, что тут удивительного? Ведь 95% исполняемого ансамблем материала написано мной! А потом, я что, сам себе, что ли, регалии присуждаю? Но никто не хотел ничего слушать. Дурная зависть, амбиции и злоба, к сожалению, взяли верх. Коллеги заявили, что создали совет трудового коллектива и отныне судьбу каждой песни будут решать голосованием. Я сначала взывал к разуму, сопротивлялся, а потом плюнул. У меня был гипертонический криз.

— Ещё бы! Ведь вместе, в одном составе вы проработали столько лет!
— Мы могли бы попасть даже в Книгу рекордов Гиннесса. Многие группы, как известно, меняли своих музыкантов, как перчатки. Макаревич, например, сменил около 20 человек, «Песняры» — около 40, а «Весёлые ребята» — аж более 50! Наверно, мы были одними из немногих, кто так долго продержался вместе. Тем не менее совместное двадцатилетие нам отметить не пришлось.

— Но «Ариэль» ещё долгое время работал в начале 90-х…
— Уходя, я оставил ребятам всё — название, рекламу, инструменты, аппаратуру… Мою эстафетную палочку подхватил пианист, но он, к сожалению, не стал ни лидером коллектива, ни продолжателем фирменного «ариэлевского» стиля. Люди захотели начать с чистого листа, пытались создать какую-то новую музыку, но у них ничего не вышло. Публика на концертах требовала старых любимых «ариэлевских» хитов и оставалась совершенно равнодушной к новым опусам.

— Чем же закончилась их бесславная эпопея?
— Помыкавшись, музыканты вынуждены были уйти в… бизнес. Теперь трое из них торгуют запчастями, бензином, мукой, сахаром, двое других уехали за рубеж, один уже успел развестись… Вместе собираются редко и концертов дают мало. То есть сейчас «Ариэль» для них лишь хобби. А для меня — вся жизнь. Могу с гордостью сказать, что до сих пор ни на йоту не отступил от своего стиля, которому в ноябре исполнится 36 лет.

— Впечатляет! Была ещё у вас группа «Иваныч». Правда, просуществовала недолго…
— Иваныч — моё отчество. Так осенью 1989 года и решил назвать новый коллектив и сразу же написал несколько песен, которые вскоре зазвучали по радио и ТВ. Участвовали мы и в международных музыкальных фестивалях — «Голос Азии» в Алма-Ате, «Шлягер-90» в Ленинграде. Однако по совету Аллы Пугачёвой я вскоре переименовал группу в «Новый Ариэль». Но с этим названием периодически возникали проблемы, о которых я уже говорил, да и не нравилось мне оно. К счастью, теперь всё позади. «Роспатент» официально утвердил право использования товарного знака Ариэль за мной. Скоро я должен получить надлежащий сертификат. Отныне моя группа называется «Ариэль Валерия Ярушина». Побывав на его концерте, вы, думаю, убедитесь, что стиль и дух старого коллектива по-прежнему сохранён, но добавились, безусловно, и какие-то новые направления, мелодии и нотки.

— Назовите имена участников нового «Ариэля».
— Это братья Виктор и Анатолий Литвиновы (первый — на клавишах, второй — за барабанами), Александр Трапезников (соло-гитара), мой сын Олег Ярушин (клавиши), ну и я — на басу.

— В вашей книге «Судьба по имени Ариэль» много грустных и курьёзных историй, красочных эпизодов, размышлений в духе «старого брюзги». Вы именно такими представляете себе мемуары?
— Моя книга — не мемуары в привычном смысле. Ведь жизнь продолжается, и у меня ещё много планов. Однако история с легендарным «Ариэлем» закончена, и можно подвести черту. Именно это я делаю, но не в состоянии обречённости, а с долей иронии, лёгкой рефлексии и философичности. Книга полна редких фотографий — не только «золотого» состава группы, но и многих популярных персонажей рок— и поп-сцены, с которыми нас связывала судьба.

— Мне кажется, первый тревожный звонок для группы «Ариэль» прозвучал отнюдь не в пору перестройки, а гораздо раньше — в 1980 году, после крайне неудачного выступления на рок-фестивале «Весенние ритмы» в Тбилиси…
— Я об этом много думал, и, наверное, вы правы. Тогда, как известно, в полный голос заявила о себе «Машина времени». У неё были очень смелые, почти революционные тексты, которые и переориентировали публику: ей стало интереснее слушать не то, КАК поют, а ЧТО. Мы же были чистыми музыкантами, пели, как я это называю, вариации на темы русских народных песен в стиле фолк-рок. В Германии так и писали: «Песняры» — это борона, а «Ариэль» — плуг. То есть если первые идут вширь, копая неглубоко, то вторые уже роют глубже.

— Интересная параллель! Но в отличие от «Песняров» вам, кажется, больно доставалось?
— Всякого было много. В 1972 году нас не выпустили на фестиваль в Латвию, где собрались самые лучшие музыканты страны. И тогда мы, продав свою немецкую гитару, поехали самовольно и завоевали там… первое место среди ВИА. Каково же было наше удивление и недоумение, когда по приезде в Челябинск вместо поздравлений и благодарностей нас стали отчитывать по первое число! Нам пеняли, что рок — это насаждение буржуазной культуры, тлетворной морали и ещё чёрт знает что. Естественно, запретили выступать. Раймонд Паулс, возглавлявший конкурсное жюри, так проникся к нам, что предложил немедленно переехать в Латвию и даже нашёл уже квартиры. Однако в это же время в «Литературной газете» неожиданно появилась восторженная заметка об «Ариэле», подписанная Никитой Богословским. Она-то в буквальном смысле и реабилитировала нас. Причём те же чиновники, что недавно поносили нас, вдруг резко стали нашими «почитателями». В общем, нам разрешили работать, а защитой от новых возможных нападок стали для нас народные песни.
Как только мы получили хоть какую-то свободу в творчестве, то до того обнаглели, что стали включать в свои программы известные хиты Beatles, Deep Purple и Emerson, Lake and Palmer. В 1978 году в Ереване публика так ломилась на наш концерт, что снесла двери Дворца спорта.

— В том же году, я знаю, вы сочинили свою первую рок-оперу — «Емельян Пугачёв»…
— О, это было интересное время! Идею создания оперы предложил мне ныне покойный Валерий Яшкин — из «Песняров». Надо сказать, тогда и сам я лелеял какую-то более крупную музыкальную форму, поэтому работа над «Емельяном Пугачевым» протекала довольно быстро и очень вдохновенно. Вместе с тем я понимал, что начинаю уходить в некоторую элитарность, поскольку рок-опера — это не русская народная песня и требует совершенно иного восприятия. Репетицию мы назначили на 13 декабря 1978 года в 13 часов. А в 13-й ряд на 13-е место усадили… Аллу Пугачёву — знаменитую однофамилицу народного бунтаря, а по сути — продолжательницу его дела, только в музыке. Нам это казалось очень символичным. И мы не ошиблись. Успех оперы был впечатляющим: «Пугачёв» выдержал… 274 показа! Мы проехали с ним по всем 15 союзным республикам. В эйфории успеха я загорелся сочинением новой оперы — «Мастера» по книге Андрея Вознесенского «Витражных дел мастер», которая посвящена строителям храма Василия Блаженного. Спектакль показали в 1981 году в Театре Советской Армии. Тогда же должна была выйти грампластинка с записью оперы, но — не получилось.

— Кстати, как вы познакомились с Аллой Пугачевой?
— Это случилось летом 1974 года в Парке культуры им. Горького. Там проходила репетиция театрализованного концерта «Песни московских улиц». До нашего выхода было далеко, мои музыканты рубились в преферанс, а я остался сидеть в зале. Вдруг слышу команду: «Москвичи» — на сцену!». Выходит худенькая остроносая певица в облегающем зелёном платье, с копной рыжих волос и поёт милую песенку в духе Валентины Толкуновой: «Лодочка плывёт, а рядом бережок, не пришёл ко мне любимый мой дружок…». Мне сразу запал в душу необычный тембр голоса. А когда певица запела вторую песню, я просто ошалел: она «открыла» грудной регистр, освободила связки, раскинула летящие руки и словно гипнотизировала зал. Казалось, милая девушка в один миг превратилась в матерую диву западного кабаре! Забыть это, конечно, невозможно.

— Вы постоянно в творческих хлопотах, гастролируете. А хватает ли времени на семью?
— А как же! Три года назад мы переехали из Челябинска в Москву, в Люберцы. Жена Ольга, в прошлом педагог по фортепиано в музыкальной школе, теперь работает гидом по Москве, водит экскурсии http://bagira.ws/. Сын Олег, помимо участия в составе «Ариэля», ещё и пианист в челябинской команде КВН, делает великолепные джазовые аранжировки, импровизирует. А дочь Алёна — певица, учится на третьем курсе Музыкально-педагогического университета им. Ипполитова-Иванова на отделении джазового вокала. Она лауреат международных конкурсов в Сочи («Надежды Европы») и Македонии, участница фестиваля «Битлфест» в Ливерпуле. Алёна, как и я, жгучая битломанка. В августе этого года мы снова приглашены в Ливерпуль — уже в третий раз. Как видите, семья наша творческая, артистическая, и у меня даже есть желание создать проект Yarushin Russian Family.

— О, да это может стать круче, чем «Ариэль»!
— Поживём — увидим.
Ариэль в VKontakte
Ариэль на Facebook
Ариэль в Twitter
Разработка, создание сайта —
RozArt
Rambler's Top100